Потомок (или утраченная МАШИНА ВРЕМЕНИ)

Владимир Стройков

(история, почти фантастическая, и, поэтому, нереальная)

Потомок (или утраченная МАШИНА ВРЕМЕНИ)

Мне всегда не хватает времени. Если что-то делаю, то обязательно откладываю на следующий день. Если иду обедать, то не успеваю доесть какое-нибудь блюдо.

Вот эта самая нехватка времени и явилась причиной того, что человечество потеряло, может быть, единственную возможность овладеть машиной времени.

Вижу, вы ухмыляетесь – "что, мол, болтает этот неуч. Разве он не знает о невозможности путешествия во времени. Ведь каждому мало-мальски грамотному человеку ясно, что время необратимо, а путешествия во времени возможны лишь в фантастических рассказах, либо в воспаленных умах неисправимых романтиков и фантазеров".

Да, я тоже так думал, пока не встретил человека, который…

Хотя, пожалуй, начну с начала, и по порядку.

Глава 1.

Однажды, теплым июньским утром я собрался за город, на рыбалку. Погода стояла хорошая - ясное безоблачное небо, легкий ветерок, словом, все способствовало удачному клеву. Заранее заготовленная наживка - запаренная с вечера манка, мотыль, приобретенный на «птичке» у продавца, поклявшегося, что он у него самый лучший, позволяла надеяться на какой никакой, но все же клев и удачный исход предстоящей поездки на природу.

Чуть свет, и с приподнятым настроением я отправился на вокзал. В это раннее утро народу на улице было мало. Да и какой чудак встанет в такую рань – разве что влюбленные бродят еще по улицам, да сердитые дворники наводят порядок в своих владениях.

На вокзале, в основном, слонялись транзитные пассажиры. Взяв билет, отошел в угол зала и примостился на скамейке. Развернул газету и погрузился в её изучение. Хотя назойливый вокзальный гул мешал сосредоточиться и отвлекал от чтения. Так что, скорее, я созерцал печатные строки, чем читал, и вскоре мне это надоело.

Свернув газету и прикрыв сим печатным творением глаза, я откинулся на спинку неудобной скамейки в надежде немного прикорнуть. Но каждый, кто хоть немного знаком с вокзальной суетой знает, как нелегко отдаться краткому сну, если ждешь поезда, считая минуты до его отхода, а вокруг тебя туда-сюда, постоянно снуют незнакомые люди, громкоговоритель периодически изрыгает из себя невнятные объявления. Да и устоявшийся, терпкий духан от потных тел отъезжающих, приезжающих и просто случайных лиц настойчиво лезет в нос. Так что, со сном вышел, как говорится, полный облом.

До моего поезда оставалось ещё полчаса, и, чтобы скоротать время, я начал глазеть по сторонам. Разные люди заполнили зал ожидания: бабки с корзинами и мешками, подозрительные субъекты в потертой одежде и без вещей (таких типов, в отдаленных, в основном сибирских районах, именуют бичами, что в дословном переводе означает – бывший интеллигентный человек), студенты, которых сразу отличишь по штормовкам и кедам, непременным гитарам и молодым, горящим глазам. Были и командировочные с их непременными портфелями, из которых выглядывали китайские термосы, да и просто отдыхающие, собравшиеся на лоно природы. Около билетных касс неспешной походкой прогуливался сержант милиции, зорким оком выискивающий злоумышленников.

Все были заняты своим делом. Одни читали, другие курили, а третьи, просто, спали (везет же им). Были и такие, что вроде меня, глазели по сторонам.

И вот тут-то и привлёк мое внимание ЭТОТ человек. Не знаю, как вам объяснить, но… он сам и весь его облик не вязались с окружающей обстановкой. Одетый в костюм странного покроя, он не походил на отъезжающего или прибывшего. Лицо его выражало какое-то разочарование, огорчение и усталость одновременно. Такое же выражение лица, по-моему, было у Робинзона, когда он высадился на необитаемый остров.

Около ног незнакомца стоял небольшой чемоданчик коричневого цвета. От нечего делать я продолжал разглядывать незнакомца. По-видимому, моё пристальное внимание не ускользнуло от него, и он взглянул на меня.

Его глаза поразили. Черные, бездонные - они так и манили. Внезапно лицо незнакомца прорезала неуловимая судорога, и я, подчиняясь какому-то непреодолимому желанию, не осознавая, что делаю, встал, подошел к нему и уселся рядом. И все это время он смотрел мне прямо в глаза. Едва я уселся рядом с ним, как оцепенение спало.

– Вас не удивило, что Вы оказались рядом со мной, – раздался его негромкий, но довольно властный голос.

– Знаете, вообще-то я не собирался подходить к Вам, – я едва услышал свой голос, – это даже странно.

– Ничего странного. Я обладаю силой, которая на Вашем языке называется гипнозом, внушением или телепатией.

– Как? Вы хотите сказать, что Вы иностранец, и обладаете даром внушения, то есть сродни индийским йогам, – моя ирония была им прервана.

– Нет, я не совсем иностранец. Мы с Вами, если можно так сказать, даже соседи. И все же там, откуда я прибыл, люди с детства овладевают наукой внушения. Для нас это такое же средство общения между собой, как для Вас, ну, скажем телефон.

– Не совсем понимаю Вас, – сказал я.

– Это и не удивительно. Если угодно, и если у Вас есть время, я могу Вам кое-что рассказать.

А что я теряю. Поезд еще не скоро, делать нечего, можно и послушать, решил я. Человек он вроде не опасный, а лишнее общение не повредит.

– Готов Вас выслушать, но если это не затянется надолго, – это становилось даже интересно.

– О, нет, я не хочу отнимать у Вас много времени, тем более что я очень ценю ЕГО. Почему? Это Вы сейчас узнаете. Можете прервать меня и уйти, когда Вам угодно.

– Да, он умел заинтересовать собеседника.

– Только не считайте меня сумасшедшим раньше, чем я закончу. Ведь мой рассказ настолько неправдоподобен, что у Вас будут полные основания так считать.

– Не угодно ли сигарету, – предложил я.

– Нет, спасибо, я не курю – облик незнакомца свидетельствовал о том, что он готов приступить к своему рассказу, уже заинтриговавшему меня, а мне не терпелось услышать его историю.

– Ну, тогда я слушаю – поспешно прикурив, я откинулся на спинку лавки и приготовился слушать.

Глава 2.

– Ну, так вот, хотите, я расскажу все, что с Вами произошло, начиная с Вашего рождения?

Я промолчал, а незнакомец вкратце поведал мне всю мою жизнь до сегодняшнего дня, не забыв упомянуть и о том, как я торговался с продавцом мотыля.

– Вот это, да, – только и смог я произнести, – но, послушайте, откуда Вы все это знаете, и притом в таких подробностях, которые я сам давно забыл.

– Видите ли, все дело в том, что я, – тут он на минуту замялся (мне показалось, что незнакомец подбирает объяснения), но после небольшой паузы, продолжил, – я путешественник во Времени.

Признаюсь, я ожидал услышать все, что угодно, но только не это.

И все же, как говорят ковбои, я не был выбит из седла его признанием.

– Позвольте, но ведь, путешествие во времени невозможно, это же явный абсурд.

– И все же, это так, – он криво усмехнулся.

Я был явно озадачен. Что это – бред сумасшедшего или опять внушение.

Внезапно глаза незнакомца зажглись каким-то сатанинским блеском, и я опять увидел устремленный на меня взгляд черных, бездонных глаз. В ту же минуту я почувствовал, как проваливаюсь куда-то в бездну. Горло сжал спазм, а руки безвольно опустились. И вдруг, все исчезло, и я погрузился во мрак.

Через некоторое время я услышал его голос, – откройте глаза, – странно, когда я успел их закрыть.

Я подчинился, медленно открыв глаза, огляделся и… был поражен, пожалуй, как Колумб, достигший берега новой неизведанной земли там, где он меньше всего ожидал её увидеть.

Мы сидели на диване в какой-то комнате без единого окна, заставленной всевозможной аппаратурой. С потолка лился мягкий дневной свет, и, откуда-то тянуло свежим воздухом, наполненным приятными запахами.

– Позвольте, где мы, – были мои первые слова, когда я осознал увиденное.

– В 2269 году, в моей лаборатории.

– Да, но как мы здесь очутились, если это действительно так, – поинтересовался я.

– А вот, при помощи этого портативного временного аппарата, – и незнакомец указал на чемоданчик, стоявший у его ног.

– Как, Вы хотите сказать, что это и есть Машина времени, – недоумение нарастало.

– Нет, это не сама машина. Это, если так можно выразиться, временной транспорт. Обыденность его слов, и интонация с которой он их произносил, поразили меня наверно больше, чем сам смысл этих слов.

– Как это, – на большее меня не хватило, поскольку изумление от всего происходящего еще не позволяло трезво мыслить и рассуждать.

– Ну, представьте себе, что собравшись в другой город к друзьям, Вы едете в поезде, на машине, или летите самолетом, неважно, а, приехав на место назначения, разъезжаете на внутригородском транспорте. Так и я.

Интересное: Моя первая машина. Или как я не послушал опытных людей и купил блестящий металалом..

Моя машина стоит в этой лаборатории, я задаю ей программу путешествия, то есть, набираю определенный временной период, из машины программа подается вот в этот временной аппарат, – и он коснулся рукой коричневого чемодана...

– Ну, это сложные технические подробности, и они Вам пока, ни к чему – незнакомец прервал свои объяснения, видя мои недоуменные глаза.

– Ну, а как же все-таки Вы попадаете в определенный год, месяц и день, – наконец-то я стал разумно мыслить, и задавать необходимые вопросы.

– Вот для этого и используется, как Вы ее называете, телепатия.

Глава 3.

– Я Вам уже говорил, что в наше время люди овладели даром внушения. Это умение людей используется по-разному, в различных отраслях науки и техники. И вот я единственный, кто изобрел машину времени, основанную на этом умении людей, – он явно гордился собой.

– Я только настраиваю свой мозг на определенный период, импульс попадает в аппарат, и я оказываюсь там, где захочу, – незнакомец тяжело вздохнул, и продолжал. – Ну, вот, вкратце я рассказал Вам, как путешествую.

– Так, неужели, Вы специально путешествовали по всей моей жизни, чтобы доказать это, – снова спросил я.

– Да, нет, я просто настроился на волну Вашего мозга и прочитал его, как читают книгу. – Ясно. Ну, а как Вы перенесли меня в Ваше время.

– Подойдите сюда, – незнакомец встал, подошел к агрегату, стоявшему возле стены, и указал на него рукой.

– Вот, видите, шкала, градуированная на определенные периоды. Сейчас стрелка направлена на обозначении ХХ век, а рядом вторая шкала со стрелкой, указывающей на надпись «гость». Это значит, что я могу привести с собой одного человека. Стоит только настроиться на волну Вашего мозга, и Вы будете путешествовать со мной везде, где Вам заблагорассудится.

Но для этого нужно, чтобы у нас были идентичные мозговые клетки, а это возможно только у прямых родственников.

Вот это был, что называется, полный нокаут.

– Как, Вы хотите сказать, что я Ваш…, что Вы мой…, – мне опять явно не хватало слов. – Да, я Ваш потомок, – он ухмыльнулся, – Вы мой пра-пра-прадедушка.

Я, наверное, напоминал рыбу, вынутую из проруби - только открывал ро т и моргал глазами. Наконец, я обрел дар речи.

– Да, никогда не думал, что увижу своего такого далекого потомка. Да, но как же так, я ведь еще не женат, – мои попытки защищаться были явно неуклюжими, но я хотел выбраться из угла, в который он меня загнал.

– Ничего. Вы женитесь через три года после нашей встречи. У Вас будут двое детей: сын и дочь. Я пра-правнук Вашего сына.

– А кто будет моя жена, – это уже становилось интересно.

– Ну, вот этого я Вам не скажу. Не хочу форсировать события. Причем, знать точно свое будущее не всегда полезно, а зачастую и опасно – можно его случайно изменить. – Скажите, – я снова стал мыслить весьма трезво, – а Вы могли бы перенести меня лет, эдак, на 100 назад, чтобы я мог, вот так же, разговаривать со своим пра-прадедом, – поинтересовался я.

– В принципе, это возможно, если только Вы дадите мне слово не рассказывать ему его будущее, – ответил незнакомец.

– Обещаю, что все останется между нами, – и я поднял руку, дабы сделать клятвенный жест, и только сейчас заметил, что все еще держу чехол со спиннингом. О, я и забыл, что собирался на рыбалку.

И тут, в голове моей пронеслась одна мысль…

Глава 4.

А, что, подумал я, не худо было бы научить моего деда кое-чему, чтобы он стал известным человеком своей эпохи. Тогда, глядишь, и я пожну плоды его славы.

– Давайте вернемся в мое время, я отнесу свои снасти домой, а потом отправимся в прошлое, – предложил я.

– Ну, что ж, пусть будет так, – бесцветным голосом сказал незнакомец.

И я опять увидел, или скорее почувствовал устремленный на меня взгляд его поразительных глаз. Снова все погрузилось во мрак, и я начал проваливаться куда-то в пустоту.

Наконец, я услышал его голос.

– Все, прибыли, откройте глаза.

Я снова очутился на вокзале, там же, где и сидел. Взглянув на часы, увидел, что с начала нашей беседы прошло всего лишь десять секунд.

– Однако, – вырвалось у меня.

– Я немного ошибся, подсели батареи, но надеюсь, что никто не заметил нашего отсутствия за эти секунды, – пояснил незнакомец.

– Да, кстати, а как Вы очутились на вокзале, – поинтересовался я, – у Вас был вид потерпевшего кораблекрушение.

– А я сбежал, – ответил обладатель черных и бездонных глаз.

– Сбежали, но откуда?

– Из сумасшедшего дома. Незнакомец прокашлялся, и продолжал, – все дело в том, что я решил открыть людям тайну путешествия во Времени, и для этого явился в комиссию по изобретениям. Но, видимо, и мои современники еще не готовы к этому. Едва я объявил, что изобрел Машину времени, как меня схватили и отвезли в сумасшедший дом. Я увидел, что мне не верят, и решил сбежать, разыскать своих предков, начиная с Вас, собрать всех в одно место с тем, чтобы доказать, что путешествие во времени, возможно, и являет собой непреложный факт. Как видите, с Вами мне это удалось. А теперь, поторапливайтесь, заряда батареи хватит уже не надолго, ведь с попутчиками быстро расходуется энергия. Моя система еще не совсем отработана, – и он, считая разговор оконченным, закрыл глаза и откинулся на спинку лавочки.

– Вернусь, сию же минуту, – сказал я, и бросился к выходу.

Надо успеть, надо успеть, вертелось в моей голове. Захвачу учебники математики, физики, химии и сделаю из своего предка великого ученого, второго, а то и первого Ломоносова. Быстрей, быстрей, но где же трамвай. А может лучше на такси, но как назло, ни одной машины. А, вот, наконец, и трамвай. Обуреваемый великими, но авантюристическими мыслями, я не замечал вокруг ничего и никого. Пассажиры, думаю, с удивлением смотрели на меня: лохматого, мокрого от бега, с рыболовными снастями. Я метался по вагону и бурчал что-то про себя, – Ха-ха, я буду внуком Ломоносова. Наконец, моя остановка. Выскочив из трамвая, я бросился к дому. Вскочив в подъезд, задумался, и…, вот тут-то и совершил роковую ошибку – я вошел в лифт и нажал кнопку своего этажа.

Глава 5.

Кабина тронулась, и я решил отдышаться. Но тут случилось непредвиденное. Лифт дернулся раз, другой, что-то заскрипело, и… кабина застряла между этажами. Я начал нажимать подряд все кнопки, кричать, стучать, взывать к помощи, призывать всех святых. Но все было напрасно.

Не стану рассказывать, как по истечении получаса я выбрался из лифта, как добрался на вокзал.

Когда я вбежал в зал ожидания, его не было.

На том месте, где он сидел, лежала записка. «Я ждал Вас, но время вышло. Спешу возвратиться в свое время, для подзарядки батарей. Боюсь, не хватит энергии, и я застряну где-нибудь во Времени. Если меня не будет в течение дня, то я вообще не вернусь. Быть может, мне удастся попасть в свое время и подзарядиться, кто знает. Но помните, Вы упустили реальную возможность ознакомиться с моим великим изобретением. Пока прощайте. Надеюсь, встретимся. Спешу…».

На этом записка обрывалась.

Вот уже, сколько дней и ночей, я жду его и надеюсь на встречу, но видно, напрасно. Скорее всего, он не добрался до своего времени и блуждает где-то в будущих или в прошедших годах.

А я не стал внуком Ломоносова. Вот теперь вы видите, как много потеряло человечество. А жаль.

©, Москва, 1975 г., В.И.Стройков

От автора. Конечно, этот рассказ по нынешним временам и меркам не производит литературных восторгов, и достоин критики, но… прошу быть снисходительными к попыткам тогда еще молодого человека вступить на литературную тропу, ну… если и не литературную, но графоманскую.

Интересное еще здесь: Совет.

Потомок (или утраченная МАШИНА ВРЕМЕНИ).


Закрыть ☒