Конец «красной машины». Как развалилась самая сильная хоккейная пятерка всех времен

Первая пятерка ЦСКА и сборной СССР в составе Фетисов-Катасонов-Ларионов-Макаров-Крутов доминировала в мировом хоккее все 80-е годы. Но рассыпалась всего за шесть месяцев. В этой истории было все: взаимная ненависть, шантаж, угрозы — и даже изгнание лучшего защитника мира в команду московской карандашной фабрики.

Слева направо: Сергей Макаров, Алексей Касатонов, Игорь Ларионов, Вячеслав Фетисов, Владимир Крутов.

Пишите письма

В октябре 1988 года журнал «Огонек» опубликовал открытое письмо Игоря Ларионова, нападающего сборной СССР и клуба ЦСКА, к тренеру Виктору Тихонову. В письме хоккеист подверг резкой критике тренерскую манеру и «барские» замашки Тихонова, назвал его «хоккейным монархом», а его подопечных сравнил с рабами.

Ларионов рассказал об атмосфере страха и шантажа, царящей в команде («Как вы поступили с Сашей Могильным? Старым, казачьим способом: припугнув, не взяли его на коммерческие игры в Японию»), о невыносимой дисциплине («Остается удивляться, как жены наши от нас детей рожают: ведь нормальные взаимоотношения хоккеиста с женой «не вписываются» в вашу «программу») и превращении тренера в диктатора («Климат, который вы создали для хоккеистов, весьма напоминает обстановку культа личности… где «коллективистский дух» означает солдафонщину, где демократия подменена беспрекословным подчинением»).

Письмо хоккеиста вызвало огромный резонанс. До этого спортивные издания в СССР регулярно отчитывались о «духе братства», который, якобы, царил в ЦСКА и хоккейной сборной (везде Тихонов был главным тренером). Журналы публиковали фотографии счастливых хоккеистов, борющихся на руках в спортлагере, посещающих экскурсии, скачущих на лошадях. Никто и понятия не имел, что происходит за этой парадной ширмой.

Сам Тихонов, к удивлению многих, ничего не ответил на письмо, а в декабре даже включил Ларионова в состав «армейцев» для поездки в Северную Америку. Но уже в январе 1989 года в войну против тренера вступил другой игрок первой пятерки — экс-капитан ЦСКА и сборной СССР Вячеслав Фетисов. Он дал разгромное интервью «Московскому комсомольцу». «Мы для Тихонова – ледовые роботы. Устал от диктатуры Тихонова, из-за которой в команде нездоровая обстановка. Не хочу больше играть у тренера, которому не доверяю!», — заявил хоккеист.

Нападающие Сергей Макаров и Владимир Крутов воздержались от критики тренера. Однако пятый участник «великой пятерки» Алексей Катасонов неожиданно встал на сторону Тихонова. Он обвинил Фетисова в том, что тот поставил личные интересы над командными. Фетисов утверждал, что Катасонов жестко «песочил» его на партсобраниях клуба и буквально «всадил нож в спину». Стало очевидно, что связка игроков, которая большую часть 80-х годов позволяла советскому хоккею доминировать над всем миром, разваливается на глазах.

Вячеслав Фетисов и Виктор Тихонов — великий игрок и великий тренер. Фото: globallookpress

Восстание машин

Тренер Виктор Тихонов собрал легендарную пятерку в 1981 году.  Вячеслав Фетисов и Владимир Крутов были воспитанниками школы ЦСКА и попали в «основу» клуба уже в конце 70-х. В 1978 году к «армейцам» присоединились Алексей Касатонов и Сергей Макаров – первый пришел из ленинградского СКА, второй из челябинского «Трактора». Последним Тихонов позвал в клуб Игоря Ларионова, игрока воскресенского «Химика».

Под руководством Тихонова пятерка дважды приводила сборную СССР к победе на Олимпиадах (1984 и 1988 годы), четыре раза к победе на чемпионатах мира (1982, 1983, 1986 и 1989), шесть раз к победе на чемпионатах Европы (1982, 1983, 1985-87, 1989), восемь раз к победе на чемпионате СССР и один раз (1981 год) к лидерству на Кубке Канады – еще одном престижном турнире национальных сборных.

По легенде, прозвище «Красная машина» русским хоккеистам дали в Америке в 1983 году. Тогда Тихонов, якобы, увидел в Миннесоте газетный заголовок «Нас переехала «Красная машина» — и возмутился тем, что советских игроков сравнили с бездушным механизмом. Впрочем, в реальности «красной машиной» советскую сборную называли в западной прессе уже с конца 60-х. При Тихонове это определение стало уже общеупотребимым, если речь заходила о русском хоккее.

Одной из причин, побудившей хоккеистов восстать против тренера, было нежелание Тихонова отпускать их за океан. «Тихонов обещал Фетисову летом 1988 года, что отпустит играть в НХЛ, но этого не случилось», — рассказывал Сергей Макаров в интервью «Советскому спорту».

«Я боролся за законный путь отъезда в НХЛ. Считал, что не был вправе решиться на побег, ибо 13 лет играл в сборной, был капитаном и лидером команды, для многих своего рода символом страны», — подтверждал эту версию в интервью изданию сам Фетисов.

В свою очередь, Ларионов, по его собственным словам, не ставил отъезд во главу угла. «Тогда говорили, что отпускать в НХЛ будут с 29 лет (осенью 1988 года Фетисову было 30, Ларионову – почти 28). Я в очереди шел далеко не первым, поскольку в пятерке был младшим. «Нет проблем, – говорил. – Кто-то старше меня – пусть уезжает раньше. А я уйду хоть в Воскресенск, поиграю в родном «Химике», а там уже будет видно», — признавался Ларионов в интервью изданию «Спорт-Экспресс».

Знакомые хоккеиста характеризовали его как «правдолюба». По их словам, именно атмосфера унижения и шантажа, якобы созданная Тихоновым, заставила спортсмена написать обвинительное письмо в его адрес. Однако, например, автор книги о Тихонове, журналист Олег Спасский был уверен, что Ларионов не сам писал письмо – что ему «надиктовали» его то ли журналисты «Огонька», охочие до сенсаций, то ли знакомые Фетисова, которые под его предводительством искали способы получить право на выезд в Америку.

Татьяна Тихонова, супруга тренера, и вовсе считала, что Ларионов – «мстительный тип». «Виктор пробивал ему выезд за границу, когда Ларионов оказался на подозрении у КГБ. Оказалось, и дел-то на две копейки, что-то там с девицами, а вот так все завертелось-закрутилось… И вот с тех пор, как он стал невыездным, у него затаилась обида. Как так – он великий, его на руках носят, а выехать не может», — писала вдова тренера в своих воспоминаниях. (В 1985 году хоккеисту на год запретили выезд за границу.

Обратите внимание: Книга рекордов. Мегамашины.

Среди других версий запрета – интервью западной прессе, где Ларионов предложил устроить «обмен» советскими и канадскими хоккеистами.)

В 1989 году Игорь Ларионов перебрался из ЦСКА в «Ванкувер Кэнакс», который задрафтовал Профессора еще в 1985-м. Фото: НХЛ

Теперь ты в армии

Проблему отъезда за границу осложнял и тот факт, что все игроки первой пятерки «армейского» клуба имели воинские звания. Ларионов вспоминал, что его и в ЦСКА когда-то заполучили с помощью армейской машины — нечестно. В конце 70-х хоккеист не хотел покидать родной «Химик», и тогда ему прислали повестку в армию. Для 21-летнего Ларионова призыв означал автоматический «перевод» в ЦСКА. Позже ему задним числом присвоили и офицерское звание.

«Я с самого начала говорил, что армия для меня не обсуждается. Есть люди, которые хотят быть офицерами, получать все эти блага, – но я к их числу не отношусь», — рассказывал Ларионов.  По его словам, Тихонов пытался переубедить его. Тренер приводил ему пример вратаря Мкртчана: «Тот всю жизнь жалел, что ушел из ЦСКА. Была бы воинская пенсия…». Ларионов остался тверд. Но вскоре ему прямо на тренировке неожиданно вручили погоны с капитанскими звездочками. «Второй тренер Юрий Моисеев говорит: «Поздравляю, ты офицер»… Так и стал офицером, ничего не подписав», — вспоминал хоккеист.

Виктор Тихонов тоже говорил, что воинские звания стали помехой для отъезда игроков в НХЛ. При этом тренер добавлял, что «его совесть чиста» – никаких препон к эмиграции в Америку хоккеистам он не ставил. Напротив, даже, якобы старался помочь. «Я делал для Фетисова все, что было можно. Все искали пути разумного и возможного решения этого вопроса. Фетисов — офицер советской армии, майор, и как решить проблему с «командировкой» офицера в НХЛ, не знал никто. Помню, возникла и совсем уж неожиданная идея: понарошку (только по каким-то временным документам, которые затем можно будет изъять из личного дела) демобилизовать Вячеслава — на полгода, на год, как уж получится», — рассказывал Тихонов журналисту Олегу Спасскому. Но, по словам тренера, Фетисов «закусил удила» и ждать не хотел.

Вячеслав Фетисов и Алексей Касатонов поиграли вместе и в СССР, и в НХЛ. Фото: ФХР

И ты, Брут?

Вячеславу Фетисову удалось уехать в США в конце 1989 года. Незадолго до этого он в очередной раз принял участие в составе сборной СССР на чемпионате мира. Сборная взяла «золото», а Фетисова признали лучшим защитником первенства. После этого, до отъезда в США хоккеисту запретили тренироваться на базе ЦСКА. Чтобы поддерживать форму 4–кратный чемпион мира был вынужден играть за любительскую команду шоколадной фабрики «Сакко и Ванцетти».

В НХЛ Фетисов влился в ряды игроков команды «Нью-Джерси Девилз». В 2000-м году он стал главным тренером этого клуба и привел его к победе в национальном чемпионате. Позже сделал карьеру в России как спортивный функционер.

Игорь Ларионов тоже попал за океан в 1989 году. Он прилетел в Канаду вместе со своим одноклубником Владимиром Крутовым – оба стали игроками клуба «Ванкувер Кэнакс». В Канаде же начал свой путь в НХЛ и Сергей Макаров: в 1989 году он начал играть за «Калгари Флеймз».

Алексей Касатонов, который защищал тренера Тихонова в споре с Фетисовым, приехал в Америку самым последним из «красной пятерки» — в 1990 году. По иронии судьбы, свой путь в НХЛ Касатонов тоже начал в «Нью-Джерси Девилз» — в одном звене с Фетисовым. «Я был взбешен. Я боролся против системы, и он меня не поддерживал. И вот три месяца спустя  — объявляется!» — вспоминал Фетисов.

Он был еще более лаконичен, когда в 90-м году его спросили о приезде Касатонова американские журналисты. «Ай донт хэппи», — ответил им Вячеслав.

#красная машина #хоккей #нхл #сборная ссср по хоккею #виктор тихонов #вячеслав фетисов #алексей касатонов #владимир крутов #игорь ларионов #сергей макаров

Больше интересных статей здесь: Совет.

Источник статьи: Конец «красной машины». Как развалилась самая сильная хоккейная пятерка всех времен.


Закрыть ☒